Великая степь: от всевеличия до «железного китайского обруча»

Взлет и падение "степного мира"

0
188

Необозрим безбрежный степной простор, словно могучий горный орёл, он широко, на тысячи миль с Востока на Запад раскинул свои крылья, гигантские перья которых проникают в лесные таёжные массивы, произрастая луговыми цветами, в распадки между скалистых горных вершин, «расцветая» острыми каменистыми плато. Они пронизывают барханы песчаных пустынь и плодородные земли, распускаясь цветами разноцветных тюльпанов и шелковистым ковылём.

Если в одном конце нашего континента, независимо от исторического периода времени, начинал бурлить котёл человеческих страстей, то это кипение, хотя и не быстро, но с неумолимой неизбежностью, докатывалось и до другого его края. Две с половиной тысячи лет назад самыми первыми принялись «бузить» рыжебородые скифы, одна из наиболее хорошо известных науке и подробно изученных древних кочевых цивилизаций.

Достигнув безусловного величия в причерноморских степях, воинственные скотоводы направились на Восток, где со временем появились азиаты с рыжими прядями в чёрных волосах, горбоносыми носами и глазами цвета тёмной морской волны. С их приходом на вершинах гор и в степных сибирских равнинах начали возводиться высокие овальные насыпные курганы, под которыми размещались величественные погребения вождей и знатных покойников.

Вековым итогом такой миграции явилось образование нового этноса под названием Хунну «Народ Лебедь», который принудил тысячелетний Китай к строительству и охране двойной 3000-километровой стены.

В результате безуспешной обороны этой крепости цивилизованным «мандаринам» всё же пришлось пойти на поиски мирных компромиссов с «дикими» скотоводами и в течении более чем трёхсот лет регулярно выплачивать дань царям-шаньюям в виде рисовой крупы, разноцветных шёлковых тканей, крепкого спирта, фарфоровой посуды и чая.

Когда правителям Поднебесной окончательно опротивели такие преклонения и покорность, они подкупили и возвысили приграничные к ним монголо-язычные племена, при содействии которых вытеснили своих беспокойных соседей, ослабевших от благоденствия и взаимных распрей, обратно на Запад.

Последние, укрепив по пути на исконную землю свои ряды остатками родственных им племён, появились в Европе, но уже под именем Гунны, и им больше ничего не оставалось делать, как разгромить и разорить Римскую империю.

В 460 году первого тысячелетия нашей эры одно из таких хунно-гуннских племён под названием «Ашина» появилось на Алтае, где после ассимиляции с местным населением сложился союз под названием Тюрки, объединивший казахские, хакасские и киргизские племена, имеющие сходное мировоззрение и общие древние кочевые традиции.

Тюркский Каганат, вновь расширивший сферу своего влияния от китайской стены до Крымского полуострова, просуществовал до 745 года нашей эры.

Затем наступил час столетнего правления Уйгурского Каганата, а начиная с 916 г. и до 1125 г. в Центральной Азии установилась власть монголо-язычной Киданьской Империи Ляо, но только до тех пор, пока в 1155 году в степи не родился и не вырос будущий основатель единого Монгольского государства по имени Тэмуджин!

Сначала копытца его коротконогих и лохматых лошадок повернули в сторону Северного Китая, находившегося тогда под властью тунгусского племени джурчженей.

Укрепив экономическую мощь своего государства за счёт несметных богатств и сокровищ Поднебесной, монголы, словно саранча, неудержимо хлынули на Запад, повергая в ужас и разоряя сначала Среднюю Азию, а затем и всю Восточную Европу.

Ярким примером Великого переселения кочевых народов, произошедшего во втором тысячелетии, является следующий исторический факт:

В 1632 году под натиском враждебных восточных племён 250 тысяч ойратов, посадив свои семьи на 50 тысяч кибиток, из степей, окружающих озёра Байкал и Хубсугул, направились к берегам рек Кубани и Самары.

В эти пустующие просторы их пригласили земляки, расселившиеся там сразу же после походов 1237 года конной армии Хаана Саин Бату.

Калмыцкое Ханство, численность населения которого достигала 300 тысяч человек, официально существовало с 1664 по 1791 годы.

Когда русское правительство прозрело, то обнаружило у себя в «печёнках» огромную конную армию хорошо вооружённых азиатов, бывших к тому же ещё и отличными потомственными воинами. Было принято решение любой ценой отправить скотоводов «от греха подальше» на их исконную родину.

Подкупленная верхушка племени убедила часть народа собираться на родные земли. Те же, кто ни под каким предлогом не соглашался покинуть благоприятные пастбища и не подчинился Хану Батору Хунн Тай-чжи по имени «Богатырь Гора Белый Лебедь», ушли на нижнюю Волгу и в придонские степи. Так распалась самая западная ветвь племени ойратов, а кочевники, укоренившиеся в кубанских степях, получили монгольское прозвище «хальмг», что в переводе с их языка означает «остаток».

Из этого слова постепенно и сформировалось на Руси нынешнее наименование такого народа, как Калмыки.

Далеко не все послушные скотоводы, откочевавшие на родину предков, добрались до места, а чудом уцелевшие позднее вынуждены были горько посетовать:

«И зачем сменили мы на своей шее русскую пеньковую верёвку на железный китайский обруч?!»