Первопроходцы земли Великого Запрета (Ехэ Хориг)

Чингисхаан о Прибайкалье: "Вот укрытие, когда в стране непорядки, вот кочевье, когда в государстве мир!". Кто и в какое время владел Байкалом...

0
203

История берегов северного Байкала и той территории Бурятии, где прошла трасса Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, уходит в глубину веков на десятки тысяч лет. Об этом свидетельствуют многие артефакты, которые будут представлены на суд читателей данной статьи.

Сегодня учеными мира официально подтверждено ежегодное понижение уровня священного моря на 2 сантиметра.

Это означает, что 20 тысяч лет назад этот уровень был почти на сорок метров выше ныне существующего, и это подтверждают следующие факты:

  • Огромный отшлифованный камень гладыш, сотни лет омываемый морскими волнами.
  • Светлые полоски морских отложений на высоком берегу.

Байкал имел совершенно другую форму, так как ранее были затоплены Баргузинская котловина и Верхнеангарская впадина, где сейчас стоят посёлки Баргузин, Усть-Баргузин, Кичера, Ангоя, Новый Уоян.

Жили здесь и первобытные люди, пришедшие в эти места 15 тысяч лет назад следом за мамонтами и шерстистыми носорогами.

Свидетельством этому являются каменные топоры и оружие,

зубы и клыки этих животных, хранящиеся в школьном музее и найденные на месте расположения нынешнего села Байкальское.

Относительно невысокие горы западной части озера, больше похожие на высокие холмы, не имели тогда леса, а были покрыты травами — ковылем, полынью, чабрецом и так далее. На месте нынешнего города Северобайкальск располагалась стоянка древнего человека, но к большому сожалению, она была стёрта с лица земли прошедшими по ней железной и автомобильной дорогами.

Первопроходцы, осознав своё отличие от животных, поклонялись огромной трещине в скале, расположенной у самой кромки воды и именуемой ныне Большая Лударская пещера, которая символизировала для них женское начало.

Туземцы считали, что самые первые люди, их предки, были рождены матерью-землей именно из лона этого грота, внутри которого они часто находили рыбу налим или мёртвую нерпу, заброшенных туда прибоем во время шторма. Они видели, с какой силой, страстью и упоением «работает» бушующий «Отец» Байкал, заполняющий водой и пеной каменную нишу «Матери» земли.

Форма культовой пещеры постоянно совершенствовалась путем искусственного заглубления и закругления её основания, там приносились кровавые жертвы, в том числе и человеческие.

Учёные нашли возле этого грота фигурку фаллоса, выточенную из гальки.

Сейчас она хранится в одном из музеев Санкт-Петербурга.

На боку одного из «яичек» на ней выбито и закрашено белой краской изображение нерпы, готовящейся к прыжку и символизирующей собою мужское семя.

На высоких скалистых и обрывистых берегах озера коренные жители этих мест — землепашцы и скотоводы, рыбаки и охотники, кузнецы и гончары — оставили нам в наследство:

  • шесть крепостей-городищ, окруженных рвами и каменными стенами;
  • небольшие, но тщательно обустроенные пастбища для домашнего скота и пашни для посева проса.
  • канал оросительной системы и карьер с глиной прекрасного качества, годящейся для гончарного производства,
  • плавильные печи для изготовления железа, из которого делалось боевое оружие и предметы бытового обихода,
  • древние могильники с оригинальной культурой бронзового и железного веков.


Северная колония была хорошо укреплена, а в районе острова Ольхон располагался культурный центр этого народа, насчитывающий ныне более шестисот исторических памятников и построек.

Все они определены учёными как остатки Курумчинской культуры 6-10 веков нашей эры, а народ, который мог бы выставить в случае необходимости более 10 тысяч хорошо вооружённых всадников, назывался в то время курыканами.

Доктор исторических наук, археолог Б.Б.Дашибалов по итогам своих исследований написал соответствующую книгу.

В районе нынешнего поселка Душкачан в то время располагались основные стоянки тунгусского племени «ламагиров» — болотных людей, которые добывали себе пропитание ловлей соровой рыбы и добычей водоплавающей птицы, а также сбором на болотах яиц, ягод морошки и клюквы. Птицы ежегодно прилетали сюда со стороны южного Китая и их огромное количество сейчас просто невозможно себе представить…

Сегодня эти гнездовья загублены человеком, принявшимся регулировать в озере уровень воды.

Племя эвенков киндигиров, кочевых оленеводов, не имело постоянного места жительства и перемещалось по тайге в зависимости от урожайности ягелевых пастбищ.

Все три народности общались и дружили между собой, хотя над ними и доминировали эхириты. Они не только ежегодно встречались на традиционных праздниках, но и обменивались результатами своего труда и девушками, чтобы не допустить вырождения от кровосмесительных браков.

Встречи и переговоры вождей происходили в весеннее время на Лысой Горке, расположенной на берегу озера в устье речки Сырой Молокон.

Позднее эта возвышенность стала местом встречи девяти жрецов Чингис Хаана, являющихся хранителями секретных устных текстов. Они раз в три года собирались для их сличения и повторения и по этому случаю на склоне горки были вертикально установлены три огромных камня.

Когда проектировщиками БАМа было принято решение взорвать эту относительно небольшую возвышенность в целях прокладки железной дороги, то горше всех плакали стоявшие неподалёку корейские археологи, которым отводилось всего лишь несколько дней на спасение хотя бы каких-то артефактов, причем эти артефакты ещё нужно было найти.

(Существует предположение о том, что ламагиры имели корейские корни). К счастью, сама горка, хоть и наполовину, но уцелела, а пробуренные в камнях круглые отверстия для закладки в них толовых шашек свидетельствуют о том, что и эти исторические артефакты находились на грани уничтожения.

Многие жители посёлка Нижнеангарск, будучи ещё детьми, в шестидесятых годах 20 века участвовали в археологических раскопках на её вершине, которые велись под руководством иркутского археолога Свинина Владимира Вячеславовича.

Они находили сами и видели много различных предметов: наконечники стрел, копий, ножи, глиняные черепки, кости животных и так далее…

Весной 1206 года в эти места по льду озера пришёл со своим войском старший сын Чингис Хаана по имени Джучи.

Как такового покорения северных народцев не было, так как эхириты являлись частью племени, жившего на западном берегу Байкала и вождь ойратов Хара Хиру, добровольно признавший власть монгольского вождя, стал одним из его девяти ближайших сюзеренов и вассалов.

С этого года северная граница вновь образовавшегося государства монголов напоминала собой гору, которая была названа по имени Бурхан Халдун – Лысый Бог, а сама местность получила наименование Йэхэ Отог – Великий Шалаш.

В 1226 году своим посещением северный Байкал удостоил сам монгольский император и похоронил на горе Йэхэ Улла (Великая Гора), а ныне гора Икон, расположенная неподалёку от посёлка Нижнеангарск, своего младшего брата Хасара, лучшего в армии монголов стрелка из лука.

Сейчас на её вершине стоит его мощный курган пирамидальной формы.

Монголы двадцать лет присматривались и изучали эти потаённые края, куда не было прямой дороги по суше и куда, не владея мореплаванием, можно было без особых усилий добраться только по льду озера.

Тропа, идущая от перевала Даван по речке Слюдянка и протянувшаяся по вершинам прижимов по всему западному берегу северного Байкала, уже существовала, но из-за малочисленности населения не всегда использовалась.

Настоящий «расцвет» древнего севера наступил тогда, когда в этих местах начали строить некрополи Чингизидов, хоронить тела вождей и регулярно исполнять обряды поклонения их духам.

В 1227 году в самом сердце хребта Бортэ Уджин Хатун, названного так в честь почившей супруги вождя Бортэ, был погребён и сам Повелитель народов, говорящих на пятистах языках планеты Земля.

В районе села Верхняя Заимка, в местности Типуки, в виде двух параллельных земляных валов длиной до 100 метров, были найдены остатки фундамента Дворца Дацана, в котором проводились обряды поклонения его Духу.

На весь регион, разместившийся вокруг относительного небольшого и компактного горного водораздела, имеющего на карте местности форму единственной пуговицы национального мужского халата — «товч», налагался Йэхэ Хориг – Великий Запрет. В этом месте нельзя было строить жильё, пасти скот, охотится и рыбачить. Тот, кто самовольно заходил за границу Царства Мёртвых, подлежал немедленному уничтожению!

Какая участь постигла три небольших народца – доподлинно нам неизвестно. Кочевникам, скорее всего, было предложено не выгуливать здесь больше оленей и не посещать эти места под страхом казни. Возможно, что по этой причине многие участки территории Северного Байкала продолжают носить названия Долин Смерти.

Эхириты были выселены к своим землякам на юго-западную часть озера к острову Ольхон, где проживала основная популяция их рода.

Оленеводов оттеснили далеко на северо-восток и на запад, а болотных людей девать было некуда. Лишение же извечного источника пропитания обрекало их на верную гибель, гуманнее было бы их просто истребить.

Так или иначе, но судьба этих племен была предрешена!

Именно факт отсутствия коренного населения очень сильно удивил русских казаков, составлявших карту территорий северной части озера и записывающих со слов встреченных ими эвенков названия речек, гор и долин.

В 1647 году на север Байкала пришли русские казаки. Они увидели явные следы проживания осёдлого населения, поразились богатству животного мира и обилию рыбных запасов, но понять, почему люди покинули эти с таким трудом освоенные места, они не смогли.

Охрана Йэхе-Хориг была окончательно снята в первой половине 15 века, когда китайский император Юн-Лэ стер с лица земли столицу монголов город Каракорум и империя окончательно распалась.

За более чем триста прошедших лет кочевые эвенки уже позабыли о страхе посещения этих мест, вернулись и вновь стали пасти здесь своих оленей, где их и встретили русские первопроходцы.

Кстати, данные годы безлюдья Северного Байкала полностью выпадают из исторических хроник летописцев Поднебесной, как будто бы их вообще не было в истории человечества. Это очень и очень примечательный факт, так как ранее такие описания были более чем подробными, и один из претендентов на пост императора Китая некоторое время находился в ссылке на северном побережье нашего озера.

В 1933 году, в период начала коллективизации, в этих местах были открыты два лагеря ГУЛАГ по содержанию политзаключённых.

Один располагался на берегу большого Слюдянского озера, и от него осталась только вырубленная под бараки поляна, а другой, с более жёстким режимом содержания, находился в каменном мешке по названию речки Акукан неподалёку от нынешнего села Холодное.

Узники добывали слюду из кварцевых отложений, грузили её на коней и по древней тропе перевозили к аэродрому, возведённому на левом берегу Верхней Ангары в нескольких километрах от села Верхняя Заимка, куда регулярно прилетал самолёт из Иркутска. Под письмом, написанном в адрес руководства НКВД республики, стоят 22 фамилии, заканчивающиеся на букву «о» — Коваленко, Петренко, Хоменко…

Увидев рыбные богатства Байкальского сора, украинцы попросили власти разрешить пятерым порыбачить, обязуясь при этом отработать за них норму по добыче слюды, установленную в шахте. Свою просьбу они объяснили тем, что истощены и им не хватает калорий.

Ответ не замедлил себя ждать и был изложен примерно так: «Жрите кашу, мать вашу!»

В горном распадке Акукана остались сгнившие бараки, обвалившиеся шахты, могилы узников, фундамент казармы охранников, в Нижнеангарске сохранился домик, где располагался последний этап распределения заключённых по лагерям и контора предприятия, которое в 1937 году неожиданно закрылось. На «ридну Украину» никто, конечно, не вернулся… В стране начались жесточайшие репрессии и расстрелы.

В 1974 году, в связи с обострением советско- китайских отношений, началось строительство железнодорожного северного пути.

Очередными «нарушителями» Великого Запрета невольно оказались молодые строители коммунизма. Будущий путь на предмет наличия на его территории исторических и археологических памятников обследовал доктор наук, профессор Деревянко А.П.

Он проехал на моторной лодке по Верхней Ангаре до села Старый Уоян, попил там чаю, ничего особенного на своём пути не заметил и написал об этом событии книгу под названием «Ожившие древности».

Через сорок пять лет древности действительно «ожили», но, к большому сожалению, уже без участия Анатолия Пантелеевича!