Секреты древней рукописи «Алтан Товч»

Древний фолиант обнаружил шестидесятидвухлетний Джамьян-гун, отдыхавший в 1926 году в одном из восточных улусов. Летопись «Алтан Товч» ему показал молодой монгол, носящий наследный титул феодального князя.

0
232

Когда пытливый читатель найдёт и откроет Сборник исторических летописей под названием «Памятники письменности Востока» №10, изданный в 1973 году Академией Наук СССР и переведённый на русский язык учёным монголоведом, нашей землячкой Шастиной Ниной Павловной, то на странице 12 он узнает историю относительно недавнего обнаружения на территории Монголии оригинала древней рукописи «Алтан Товч» авторства Лубсана Данзана.

Ранее были известны исключительно анонимные копии этого произведения, без указания имени их автора, к содержанию и качеству перевода которых у учёного мира имелось множество вопросов.

Не меньшей новостью для меня явился и тот факт, что такое название, как «Алтан Тобчи», то есть «Золотое Сказание» имеет не одно, а сразу несколько значений… Это и «Золотая Пуговица», а так же «Царская Застёжка» (смотри стр. 42)

Сумей расстегнуть единственную застёжку драгоценной пуговицы на дэгэле – мужском монгольском национальном халате, и все тайны перед тобой раскроются!

Сама застёжка, имеющая форму продолговатой петельки, пришивается на уровне правой ключицы и накладывается на довольно большую пуговицу, напоминающую плод сливы, у которой имеются:

  • сладкая легко и доступная мякоть;
  • крепкая и твёрдая косточка;
  • надёжно укрытая, ароматная семечка с горчинкой…

Именно на такую застежку похож на карте местности контур Баргузинского хребта, выбранного Великим Хааном для размещения своего «Последнего Табора»!

Доверенные лица Тэмуджина несколько сотен лет подряд хранили одну из девяти существующих рукописей в местности под названием Чахар или Цахар.

Перекочевка в Халху была связана тем, что на их родине началась экспансия со стороны соседей. Википедия поясняет, что эта провинция Народной Республики Китай была названа таким образом в честь одной из племенных групп монголов, которые веками обитали на юго-востоке от сложившейся в наше время границы Монголии и Китая. При изучении родословной потомков Чингис Хаана я нашёл имя одного из его сыновей, родившегося от второй младшей супруги по имени Есуген Уджин Хатун и звали его Чахар!

Ранее данная территория являлась местом обязательного и регулярного посещения её последователями Великого Хаана, не зависимо от того, где они проживали и носили ли они при этом Главный титул вождя Монголии. Эти визиты осуществлялись с целью поклонения и были необходимы для того, чтобы освежить в памяти строки старинной книги и приобщить своих наследников к изучению и запоминанию священных устных текстов.

До 1912 года улус Чахар ещё пытался сохранить определённую независимость от китайского протектората. Но в 1913 году, во вторую годовщину Китайской республики, он становится «Специальным административным районом» этой страны, а с 1928 года попадает под полное влияние Поднебесной.

Древний фолиант был предусмотрительно вывезен правнуками одного из князей — тайши Чахара в Халху ещё до периода полного отделения.

По официальной версии, книгу обнаружил шестидесятидвухлетний Председатель Ученого Комитета Монгольской Народной Республики Джамьян-гун, отдыхавший в 1926 году в одном из восточных улусов. Летопись «Алтан Товч» ему показал молодой монгол, носящий наследный титул феодального князя. Джамьян-гун якобы уговорил последнего добровольно передать старинные тексты в книгохранилище учёного Комитета МНР, но после этого события логически возникают два интересных вопроса:

Какой отдых может быть у чиновника народной власти, которая путём насилия образовалась ещё в полуфеодальном обществе и просуществовала всего лишь два года?
Какими методами представитель революционного правительства мог уговорить наследного феодала отдать ему явно секретную рукопись?

Об ответах история умалчивает. Жесточайшие репрессии, которыми в Монголии руководили советники из Советской России, прежде всего коснулись буддийских лам, шаманов и князей. Одно я знаю точно – по своей воле такие ценные бумаги передавать в чужие руки наследный тайши не имел права и не мог этого сделать добровольно!

Джамьян-гун собственноручно снял копию рукописи и переслал её в Париж на имя профессора «Коллеж де Франц» Поля Пеллио, где она сейчас и хранится в Монгольском отделе Национальной библиотеки Франции за №131.

Поль Пеллио на снимке, найденном мною в сетях, собственноручно разбирает стеллажи с десятками бумажных рулонов, хаотично сваленных в специальном подземном хранилище.

Возможно, он явился первым европейским «кладоискателем», официально допущенным в эту секретную библиотеку после революции.

Своих собственных специалистов, то есть грамотных лам, ведающих древними фолиантами, «новые» монголы к 1931 году практически уничтожили. Например, из 600 служителей дацанов Бурятии сталинские «опричники» смогли найти только 16 оставшихся в живых лам, которым и было поручено восстанавливать буддизм уже в ходе Великой Отечественной войны.

Джамьян-гун вскоре умер, и новой власти пришлось приглашать иностранных монголоведов, которые получили задание по древним книгам найти описание места расположения бесценного Алтаря Монгольской империи, а так же погребения самого Чингис Хаана и всех его прямых потомков. О существовании этого секретного «БАНКА СОКРОВИЩ» прекрасно знали и сами «монгольские дьяволята», и их московские инструкторы, помогавшие строить степной коммунистический рай.

Для этого, как и в России, им нужны были деньги, много денег! Позднее копии «Алтан Товч» были сделаны для монгольского фонда Рукописного отдела Ленинградского отделения Института востоковедения Академии Наук СССР.

Так древняя рукопись начала вторую жизнь у новых хранителей и исследователей.

Летопись была составлена и заново переписана в период между 16 и 17 веками чёрными чернилами на китайском папирусе тонкой камышинкой способом монгольского «канцелярского» письма.
Оказалось, что значительная часть её текста соответствует уже широко известному сказанию «Секретная история монголов», впервые изданному ещё в 1241 году. Поэтому, когда в 1973-м был опубликован сборник под авторством Н.П. Шастиной, эта работа не вызвала большого интереса у советских и российских ученых и они её практически не исследовали.

Мне, например, так и не удалось найти хоть какой-нибудь современный научный труд, посвящённый анализу вышеупомянутого культурного и исторического книжного памятника, сопоставимого по своему значению с Библией, и являющегося наследием монгольского, калмыцкого, тувинского и бурятского народов.

Кроме того, в 1978 году Исай Калашников издает свой роман «Жестокий век», основанный на полном автобиографическом варианте «Сокровенного сказания», которое в виде незаметной и маленькой книжицы продавалось тогда в каждом книжном магазине Бурятии.

Исай Калистратович талантливо оформил летопись в литературные рамки и сделал роман интересным и легко доступным для обычного читателя.

Моя работа под названием «Сокровища Алтан Тобчи» вышла в свет в 2003 году и опубликована в сборнике 100 докладов ведущих учёных из пяти зарубежных стран, а так же России и Бурятии на Международной научной конференции под названием: «Чингисхан и судьбы народов Евразии», Издательство БГУ, 2003 год, город Улан Удэ, станица 353.

Доклад дилетанта на десяти страницах, уже в то время практически раскрывающий мировую историческую тайну, так и не удостоился хоть какого-нибудь внимания и рецензии со стороны специалистов.

Ограничилось всё тем, что руководитель нашей секции «Чингисхан и мировоззрение монгольских народов», профессор Абаева Любовь Лубсанова, предложила срочно направить на Северный Байкал научную экспедицию, но более эффективно подействовало выступление представителя шаманских кругов, фактически подтвердившего правильность моей версии, но запретившего данную поездку и продолжение исследований по самой актуальной проблеме современной науки.

Нина Павловна делает подробный анализ того, кто, когда и как изучал летопись «Алтан Тобчи» с момента её находки. Ученые установили, что в ней прослеживаются следы не менее пяти различных и достаточно крупных источников, в том числе: «Краткая история царей Индии и Тибета», «Родословная Чингис Хана», «Похвала сподвижникам и образование гвардии». Подобная загруженность одного фолианта несколькими произведениями, имеющими свою самостоятельную жизнь и между собой никак не связанными, демонстрирует крайне необычное явление в практике монгольского рукописного книжного творчества.

Однако, учёный мир планеты и на это не обратил особого внимания, и напрасно, так как данный приём явился хитроумной уловкой автора, а может быть и целой группы древних хранителей Главной тайны Чингисхана, позволившей им «запрятать» свои наиболее секретные материалы, которые ранее, на протяжении многих веков передавались исключительно устным путём.

Сказание, переведенное Шастиной, составляет 248 страниц и целью моего детального исследования является желание установить, сколько же строк уделено непосредственно указанию места погребения Великого Кагана?

Я уверен, их не будет очень много, т.к. веками, из поколения в поколение передавать огромный устный материал просто невозможно, но зато чёткую и компактную информацию легко укрыть в нагромождении других многочисленных строк.

Так, в самой «Секретной истории монголов» в наличии мы видим 282 параграфа, а Лубсан Данзан переписал в свою летопись только 233 из них. (стр.24.)

Думаю, что дело тут не в его небрежности или лени. Он просто взял и заменил уже известные всем строки на свои секретные тайные вкладыши, «разбросав» их в разных местах среди других текстов, чем на более чем триста лет ввёл в заблуждение специалистов — монголоведов.

Кроме упоминания поэтического произведения под названием «Плач о Чингисе» (смотри стр.30.), монголовед — переводчик Шастина никаких выводов и заключений не делает, а ведь именно в этих строках говорится о пути следования погребального каравана к месту царского некрополя.

Так же на стр.32 Нина Павловна рассказывает о взаимных восхвалениях вождя и девяти его ближайших сподвижников, но вывода о том, что их эпитеты сравнивают Чингис Хаана с озером Байкал, у неё нет.

Установление этого факта является моим определённым открытием.

На стр. 42 автор перевода объясняет значение слова «пуговица» или «царская застежка» в виде камешка на конце куска ткани, в которую летописцы Монголии заворачивали книги и топографические карты.

Лично для меня очевидно, что Нина Павловна яалялась настоящим учёным, проделавшим громадный труд и внёсшим свой реальный, основополагающий вклад в раскрытие мировой исторической загадки.

Кстати, свою работу она посвятила Юрию Николаевичу Рериху, с которым плодотворно работала рядом долгие годы.

Начиная с описания «Краткой истории царей Индии и Тибета», такие главы, как IV, VI, VII, вплоть до стр. 164. мы откладываем в сторону. Именно они являются специальным балластом для незадачливых искателей сокровищ. Однако в главе V на стр. 117 есть интересное высказывание полководца Джебе, которое является первой секретной вставкой:

«Вычерпаю ключевую воду,
Разломаю белый камень»
В месте, до которого он велит дойти.
Разломаю синие скалы
В месте, которое он велит охранять»

Я уверен, что эти строки — указание конкретных ориентиров места расположения некрополя на высокогорье, где монголам пришлось вначале строить каналы и отводить в сторону воду, пробивать в кварцевых жилах погребальную камеру, а затем долгие годы охранять проход между гор. На стр. 123 Чингисхан упоминает своего полководца: «Мой добрый Джэлме урияанхайский!», который в то время являлся вождём нынешних тувинцев. Затем именно этому племени было поручено оберегать Долину Царей.

Со страницы 173 начинаются взаимные восхваления 9 «орлуков» и Чингис Хаана. Данные проявление взаимного уважения и любви дошли до наших дней далеко не случайно. Их главное предназначение — показать, что только этим людям Тэмуджин может доверить свой основной секрет, т.е. место размещения Великого мёртвого Царства своего Золотого Рода.

Перевод подобной же летописи на русский язык ещё в 1858 году опубликовал учёный лама Галсан Гомбоев, лектор Санкт-Петербургского университета, который начинал свою деятельность с должности простого ламы Гусино — Озёрского Дацана в Бурятии. Он умер в 1863 году возрасте 45 лет. Эту анонимную рукопись обнаружил в Пекине и купил для Казанского университета учёный В.П. Васильев. Перевод Гомбоева, хотя и долгое время подвергался критике со стороны различных специалистов, но в конце концов был признан значительной работой для того периода времени.

Я сравнил оба перевода на примере главы, где Повелитель беседует со своими вассалами и пришёл к выводу о том, что перевод Гомбоева более точен, чем работа иркутского востоковеда. Это можно объяснить тем, что Галсан знал, какое значение в жизни средне-вековых монголов имело озеро Байкал, а Шастина могла об этом только догадываться.

Именно с вершины Лысой горки, что на севере Байкала, хорошо просматриваются такие сакральные объекты, как 99 богов Тэнгри, гора Бортэ Уджин Хатун — Мать Великого Рода, Врата в Царство мертвых, Колодец Хасара, Главный Лик Духа Неба — Моря и так далее…

В 70-х годах 20 века строители БАМа «стёрли» с лица земли половину этой скалы, а по её основанию прошла железная дорога. Три священных камня, вкопанных в древности на её склоне, так же подлежали уничтожению, о чём свидетельствуют забуренные в них шурфы для толовых шашек, но благодаря какому-то чуду эти взрывы не состоялись.

Однажды, скорее всего во второй половине 16 века, из девяти хранителей устного текста на встречу явилось только несколько жрецов.

Если же пришли только двое по имени Лубсан и Данзан, что вполне вероятно, то они и переписали на бумагу вышеупомянутый фолиант, переведённый Шастиной, которая делает ссылку о невозможности установления личности автора рукописи.

Только на стр. 187 мы находим второе упоминание о том, куда нужно идти потомкам, чтобы поклониться духу своего Великого предка.

«В высоких горах направляйтесь к проходу;
В широком море идите к переправе»

О том, что своеобразной «переправой» через озеро Байкал является длинный и узкий остров Ярки, расположенный в его северной оконечности, я догадался еще в 1999 году, так как уже знал эти строки. Но когда я увидел остров из иллюминатора самолета, сомнений у меня не осталось. Подобная песчаная переправа имеется ещё и в устье реки Баргузин, но там нет «широкого моря», там залив.

«Не тревожься, что далеко,
Пойдёте – доберётесь!
Не тревожься, что тяжело,
Станете поднимать – поднимите!»

В наше время, когда уже определилось точное место расположения «последней стоянки» Тэмуджина, эти слова подтверждают мое открытие. На труднодоступном плато высотой более 2000 метров, в самом сердце Баргузинского хребта, в стране горных ключей, рек и озер, достаточно далеко от степных просторов обитания монголов, расположен подземный саркофаг Великого Хаана, а курганы его потомков, пропорционально размещённые по окрестностям северной части Баргузинского хребта, стоят на страже этого священного места!

Стр.188. гласит: «У кого мысли дурные, те будут сокрушены! У кого разум плохой, те будут погребены!»

Эти слова являются грозным предупреждением для копателей и грабителей «города мертвых», который раскинулся на площади более пяти тысяч квадратных километров!

Сказители подробно описывают последствия того, что ожидает алчных мародеров. При приближении к саркофагу Чингис Хаана у них из носа, ушей и горла пойдёт кровь! Если и после этого они не остановятся, то через несколько шагов упадут замертво, так как там находится мощнейшая на нашей планете магнитная аномалия и выходы на поверхность залежей урановой руды. Вовсе не случайно младший сын вождя по имени Тулуй, (Толи-Зеркало) который руководил погребальными мероприятиями, сразу же заболел и умер от неизвестной болезни!

Все географические объекты, перечисленные в сказании, являются экспонатами гигантского музея под открытым небом. Они сегодня нуждаются в охране государства и, если это ещё возможно, в восстановлении, как особо ценные памятники природного и культурного исторического наследия.

Лысую горку полностью восстановить уже невозможно, но и то, что от неё осталось, очень быстро подвергается эрозии. Остров «стрелу — переправу», ныне наполовину размытую, ещё можно спасти. Курган Хана Джучи, стоящий на страже западных ворот Долины Царей, был взорван в период возведения Байкальского тоннеля, ещё во времена строительства БАМа, и та же судьба, возможно, ожидает остальные восемнадцать подобных памятников.

Вообще же весь западный берег северной части озера Байкал в древности имел предназначение гигантского Алтаря для жертвоприношений в сторону берега восточного. Эту роль он и далее будет исполнять для паломников от монголо-язычных народов, а для остальных туристов имеется уже готовая естественная смотровая площадка протяжённостью до 20 километров.

Страница 239 нам вещает: «Станут близкие кочевать по склонам высоких холмов, плача и рыдая». Это ещё один значимый ориентир, так как под «Высокими холмами» представлены пологие горы западной части северного побережья, которые в 13 веке были покрыты полынью, чабрецом и другими травами и не имели, как сейчас, соснового леса. Об этом свидетельствуют относительно молодые деревья, растущие на склонах этих гор. Их возраст чуть более двухсот лет, а в монгольских легендах постоянно и настойчиво делается ссылка на то, что священное место, где был упокоен Чингис Хааан, «заросло густым лесом» и по этой причине его никто не сможет найти.

То, что здесь в 17 веке начали активно расти сосны, увидели уже последние из уцелевших хранителей тайны, и именно они рассказали об этом, вернувшись в Монголию.

Далее, на странице 239 имеется следующее предсказание:

«Ставшая яшмой твоя держава принизится,
Ставшая высокой твоя держава понизится,
Ставшая горой твоя держава принизится».

Камень яшма — это символ карты местности, а северная граница Монгольского государства, огибающая Байкал, напоминала собой высокую гору. Понизиться граница Империи могла только в одном случае, если территория северной части озера была выбрана для размещения Царского Некрополя, и на это место налагался Йэхэ Хориг — Великий Запрет!

Здесь нельзя было строить жильё, пасти скот, охотится и рыбачить. Данный регион как бы выпадал из экономического оборота страны, и в связи с этим ее граница опускалась ниже на многие десятки километров, о чём свидетельствует соответствующая карта Империи Юань периода монгольского правления.

Стр.240 знакомит нас с ключом к заповедному шифру сказания:

«Укажу, как найти воду в пустыне,
Укажу, как найти путь в горных ущельях.
У камня яшма нет кожи,
На твердом железе нет коры»

Нет кожи и нет коры — означает, что всё открыто, как на топографической карте – «камне яшма»! Не имеется никаких препятствий и на гладком льду Байкала, сходного по внешнему виду со сверкающей сталью боевого клинка – кривой монгольской саблей.

На стр.241 сказителями использован уже другой оригинальный вид кодирования секретов, преследующий цель дать описание одной из примет нужной им географической точки. Рассказ том, как везли останки Великого Хаана к месту погребения и повозка с его телом застряла в «маленьком болотце», на самом деле является аллегорией. Повозка никак не могла застрять уже по той причине, что в неё предусмотрительно были запряжены восемнадцать быков.

«Чтобы вытащить повозку, запрягли аргамаков всех пяти цветных народов, но и они не смогли её сдвинуть».

Аргамаки – это кони, а их общее количество в империи монголов составляло до 10 миллионов лошадей. Кто же это сумел так быстро подогнать на север «всех аргамаков», и каким образом они смогли разместиться в маленьком болотце?

В данном случае рассказчик даёт нам приметы настоящего, действительно огромного болота — Байкальского Сора, имеющего площадь 20 на 60 километров.

Итак, подведём итоги и посчитаем страницы, на которых в той или иной форме упоминается о движении погребального каравана вождя или о действиях его свиты.

Перечислим страницы ещё раз:117; 123; 173; 187; 188; 192, 216; 236; 239; 241; 243.

Итого 11 из 248 страниц общего текста.

Допускаю, что некоторые строки мы не заметили и пропустили, но в нашем случае это уже не играет никакой роли.

И так очевидно, что наиболее секретный текст устного сказания был хитроумно зашифрован и оригинально «упрятан» в смешении со строками других широко известных древних произведений монгольских летописцев!