История Хана Хубилая

Династия Великих монгольских ханов - "тот, кто покорит Китай, вскоре и сам станет китайцем".

Хан Хубилай является одним из внуков Чингис Хаана, сыном Хана Тулуя , что означает “Зеркальное озеро» и Сорхактани Уджин Хатун. Его брат Хулагу «Язык Баргузинского хребта» управлял Среднеазиатским Улусом, а самый младший Ариг Буха «Чистая вода Рога Байкала» стал соперником в борьбе за власть.

0
341

Кабул Хан является основателем 105-летней монгольской династии Юань, тридцать пять лет из которых он был повелителем многомиллионного Китая и всех его «окрестностей». Он способствовал обязательному изучению своего родного языка в этой стране, участвовал в разработке нового алфавита и оригинальной «квадратной» письменности «Ши-Цзу».

Хубилай родился в 1215 году

Мальчик со светящимся и круглым лицом, словно планета Луна – «Ай», родился в 1215 году, а умер в возрасте 78 лет в 1294 году, в период расцвета своей Империи.

топографическое изображение Китая

Именно эта дата обозначена на топографическом изображении Китая, где северный Байкал оказался «отрезан» от государства, а прежняя граница в виде «Лысой Горы», определившаяся с 1206 года, опустилась на юг на многие десятки километров. Жрецы, ответственные за погребение всех Великих Ханов Монголии, именно таким образом обозначили Йэхэ Хориг – «Великое Запретное место», одновременно северный култук озера они назвали «Великим Шалашом» — Йэхэ Отог, который имеет на карте форму лесного Балагана.

В этом регионе нельзя было тревожить землю и сеять злаки, запрещено строить жильё и пасти скот, охотиться и рыбачить.

Средневековые кочевники, которые в трудные годы выживали исключительно за счёт природных даров, не могли просто так отказаться от столь богатого ресурсами края, имеющего две нерестовые реки, кишащие икряной рыбой и заполненный миллионами птичьих гнездовий Байкальский Сор. Они никогда не сделали бы этого без очень и очень важной причины!

В соответствии с существующей в России неофициальной версией, Хубилай якобы был погребен под насыпным курганом, носящем ныне название «Партизанская Сопка», что в Приморье. Погребен он был рядом с четырьмя аргамаками, отлитыми в натуральную величину из чистого золота.

Однако монголоязычные племена никогда не хоронили своих вождей рядом с конями, это было в обычаях тюркских народов — казахов, киргизов, хакасов.

Данное противоречие степных традиций и ряд других разногласий, в разрешении которых эти братские народы отличались своей непримиримостью, послужили тому, что они веками сражались, безжалостно уничтожая друг друга.

В сказке о «лошадках» заложена очередная головоломка, подобная истории с двумя конями Батыя, где под видом точно таких же мифических «золотых» животных спрятаны два отравленных мусульманами наследника власти «Великого Русского Хана». Это его сын Сартак, более склонный к христианству и с детства друживший с Александром, которого впоследствии назовут «Невским» и двенадцатилетний внук по имени Улагчи, так и не доживший до совершеннолетия, чтобы занять наследный трон своего деда и отца.

Свою карьеру Кабул – Ай начал в 1252 году в качестве одного из военачальников в тумэне Мэнке («Вечный»), ставшего Великим Ханом Монголии после Хана Угэдея.

Он является основателем китайского города Кайпин («Верхняя столица»), в настоящее время Шанду.

В гражданской войне с 1260 по 1264 годы против войск своего родного брата Ариг Буха, который по законам предков и на правах самого младшего в роду Хана Толи должен был занять трон повелителя со столицей в городе Каракорум, победил Хубилай, имеющий за своей спиной мощный людской и экономический потенциал Поднебесной!

Он нарушил древнюю традицию и самовольно объявил себя Великим Ханом Империи, со столицей в Хан-Балык (Пекин).

На глазах недавно покорённых «мандаринов», четыре года изумлённо наблюдавших за беспощадной и бессмысленной, по их понятиям, бойней между монголами, которые «колошматили» друг друга.

После приведения клана Ариг Буха к покорности, Хубилай получил ещё одно звание — «Владетель Великих Рогов стоящей Реки Байгол». Он не стал казнить брата, так как чувствовал свою вину за то, что преступил наказы предков. «Рога Быка» умер в ссылке и в бесславии, но похоронены они рядом по царским обычаям под громадным двуглавым каменным курганом, расположенным в отрогах Верхнеангарского хребта, что находится в Великом мёртвом Царстве Золотого Рода!

На своей родине в Приморье, под насыпью горы Партизанская сопка, на самом деле покоится ближайший советник Тэмуджина по имени Илюй Чуцай из племени чжурдженей.

Он добровольно перешёл на сторону монголов сразу же после падения Северного Китая и затем выбрал для своей новой родины уйгурскую письменность, придумал печать из полудрагоценной яшмы, отшлифованная фактура которой символизировала собою тогда уже существующую в Китае подробную карту местности. Он подготовил тексты справедливых законов и подарил Чингису, который до конца своей жизни так и не научился ни читать, ни писать, множество мудрых советов.

Нынешняя столица Афганистана, город Кабул, по месту своего расположения полностью соответствует своему названию Каб — Улла – «Пустынная Гора», где на выжженных солнцем склонах разместились дома и улицы, каменные дворцы и глинобитные сакли.

Чингис Хаан назвал этот город сразу после его покорения в 1221 году в честь своего деда Хана Кабула, кочевавшего в Халхе, считая от прародителя Буртэ Чино («Пятнистый Волк») в 25 колене. Сначала афганская столица была полностью уничтожена, так как защитники крепости упорно сопротивлялись и нанесли захватчикам большой урон, но чуть позднее началось его восстановление и строительство.

По местной версии, имя Кабул означает «Соломенный мост» и к этому прилагается соответствующая легенда, но случайного совпадения с именем деда Тэмуджина здесь быть не может, ведь лысая и безжизненная, словно каменная пустыня, УЛЛА — тоже рядом.

Да и местные князья постарались стереть из памяти своего народа всякую информацию о кочевниках — завоевателях 13 века.

Придя к власти, Хубилай не только продолжил дело своего славного предка Чингиса по созданию «Единого Всемирного Государства», но и многое сделал для развития и процветания той страны, где была расположена его новая столица.

Китайцы и здесь оказались мудрее других народов. Они никогда не показывали вида, что их страна была завоёвана монголами, они почитают Хубилая наравне со своими китайскими императорами, никак не выделяя последнего.

Во время военных походов Хубилая были покорены Бирма, Камбоджа, Корея, но с Японией монголы так и не смогли справиться. Дважды тихоокеанские тайфуны вставали на защиту пропахших рыбьим жиром камикадзе.

В 1274 году 40 000 всадников, погрузив своих откормленных степняков на девять сотен джонок, двинулись к царству вулканов, но неожиданно налетевший шторм опрокинул сразу 200 лодок, а чудом уцелевшие кишкетены в ужасе повернули обратно. Та же история повторилась ровно через пять лет, но тогда, в 1281 году потери завоевателей были намного больше, так как к берегам островитян устремилось 3400 кораблей, несущих на своих бортах 142 тысячи до зубов вооружённых воинов. «Скакать рождённый не может плавать!»

В столицу Хан Балык со всех концов света, в том числе и из города Кабул, по Великому Шёлковому Пути протянулись хорошо ухоженные дороги, по которым сокровища Запада обменивались на драгоценности Востока и наоборот. Тракт, оборудованный табличками — указателями о направлении движения и расстояниях, раскинулся на тысячи километров. По нему, по словам современников, можно было безопасно пройти, «неся на голове золотое блюдо». Через каждые 25 миль были обустроены удобные для отдыха станции Ямы, которые на всём протяжении обслуживало более полумиллиона аргамаков, и которые впоследствии сами стали многими городами и посёлками России и других стран континента.

Столицу украсили мосты с резными перилами, мощённые камнем улицы и пешеходные дорожки, стройные аллеи экзотических деревьев и цветочные клумбы, то есть то, о чём тогда не имела ни малейшего представления ныне просвещённая Европа.

Итальянский купец и путешественник Марко Поло, посетивший Китай и сразу же поступивший на службу в ставку Хана Хубилая, в своей книге «О разнообразии мира» восхищённо описывает уведенное:

«Приходят туда суда из Индии гружёные разными дорогими каменьями и крупным жемчугом. На каждое судно с перцем и пряностями, что приплывает в Александрию, в пристань Зай-Тун причаливает сто кораблей!»

В то время в Китае уже добывали и использовали для обогрева жилья каменный уголь, а европейцы, ещё не знавшие о своих месторождениях и свойствах этой руды, изводили девственные леса и насмехались над вернувшимся домой Марко, считая его рассказы о «горящих камнях» буйной фантазией.

По словам купца, все вышеперечисленные блага и порядок в стране были обеспечены в результате мудрого руководства самого правителя, организованностью и дисциплиной его чиновничьего аппарата и непритязательностью к материальным благам многочисленного населения. В урожайные годы Хубилай скупал излишки зерна и делал его запасы, а в неудачные сезоны продавал их населению по цене от 1\4 стоимости.

По всей стране были введены бумажные деньги единого образца, о которых европейцы также ещё долго не имели никакого понятия.

Хотя Марко Поло совместно со своими братьями верно и преданно служили Хубилаю, венецианцы тяготились долгим пребыванием на чужбине, а Великий Хан не хотел их отпускать. Уехать на родину помог случай.

Персидский Царь Абагу, сын уже почившего родного брата Хубилая по имени Хулагу, в целях окончательного примирения уже затихающей вражды и междоусобицы, так как последний поддерживал Ариг Буху, попросил в жёны одну из дочерей Кабула.

Принцессу по имени Кокачин решили отправить в удел Абагу морем, так как этот путь легче переносился и был более безопасен.

Здесь-то венецианцы, являясь опытными мореходами, и предложили свои услуги. Водными путями они обогнули южную часть Евразии и выполнили порученное им задание. Когда обветренные и загорелые, облачённые в китайские халаты, спустя 19 лет они подошли к родительскому дому, их не узнали и вначале даже не пустили на порог.

Вскоре после этого Кабул Хан умер и этим освободил Марко Поло от его обещания вернуться обратно в Пекин.

А затем и сами монголы, словно кусочек сахара в горячем чае, постепенно растворились в просторах Поднебесной, так как сбылась древняя поговорка «жёлтых мандаринов»: «Тот, кто покорит Китай, вскоре и сам станет китайцем!»

Именно Марко Поло оставил нам в наследство основу для разгадки Великой загадки Тэмуджина. Ещё в 13 веке в книге «О разнообразии мира» он написал о существовании общего некрополя всех монгольских императоров:

«Всех великих государей, знайте, хоронят на горе Алтай! И где бы не умер очередной Великий Хан татар, хотя бы и за сто дней пути до того места, его везут хоронить только туда!»

Алтаем монголы называли все свои северные территории, включающие в себя и нынешний российский Алтай, и северное побережье Байкала, и верховья реки Витим.

Тэмуджина, Угэдея, Тулуя и Мэнке привезли в Царство мёртвых из столицы их государства города Каракорум. Джучи «приехал» из суровых степей Казахстана. Бату и его несчастливые наследники — с берегов матушки Волги. Чагатай «прискакал» с берегов горного Иссык Куля.

Хулагу и его сыновья «примчались» от просоленных скал озера Урмии, Хубилай и Ариг Буху — из Пекина.

В самом некрополе Золотого Рода Чингизидов их внушительные курганы разбросаны на площади более 5 тысяч километров, и это священное место могло бы стать своеобразным музеем мирового уровня под открытым небом.

Но в наше время, пока структуры власти наполнены бюрократами с психологией мелких лавочников, а наука уподобляется всем известному страусу и заполнена фарисеями, проповедующими языческие обряды, сделать это практически невозможно!