Сокровища золотой застёжки

Почему современники до сих пор не могут расшифровать "Алтан Товч"

0
94

Совсем непросто взять и перевести на русский язык средневековую монгольскую летопись, как сделала это в своё время наша землячка, учёный–востоковед из Иркутска Нина Шастина, но для того, чтобы полностью осознать истинное значение рукописных строк, этого далеко не всегда достаточно! Попытки понять работу древнего автора только в буквальном смысле зачастую заводят такого читателя в тупик. Современным человеком практически утрачено ассоциативное и образное мышление кочевников, неразрывно связанное непосредственно с матушкой природой, всё больше и больше забывается древний язык аллегорий, эмблематики и символов.

Ecли на чистом листе бумаги взять и вычертить контур озера Байкал, а затем внимательно присмотреться к нему, то в данном изображении можно увидеть и представить самые разнообразные ассоциативные образы в виде различных птиц, рыб, животных, такое оружие кочевников, как кривая монгольская сабля, лук и боевой щит (вид с боку), а также молодой серп Луны, спутника нашей планеты, гигантскую ладью, указующий перст и так далее и тому подобное…

Монголы 13 века, уже имевшие в распоряжении достаточно подробную топографическую карту ареала своего обитания, не только хорошо представляли себе вышеперечисленные символы и эмблемы, но и успешно их использовали в общении между собой.

Этот язык являлся общим и был доступен каждому из многочисленных этносов и племён Великой Степи, был понятен на любом диалекте, безусловно, представляя собой истинные национальные языковые корни всего азиатского этноса и являясь бесценным нематериальным культурным наследием всего человечества!

Самый первый Великий Хаан монголов, узнав о существовании сухопутного пути, ведущего к северной оконечности озера Тэнгис, что означает Вечно Синее перевёрнутое Небо, не выдержал искушения и дал команду собирать припасы и вьючить царский караван. За девять переходов преодолев через Баргузинскую котловину расстояние до Курумканского плоскогорья, а затем и до горной речки с нынешним названием Светлая, путешественники по древней тропе спустились в узкую долину реки Мона (Верхняя Ангара), вдоль которой они уже за три дневных перехода достигли ее устья.

Там перед ними предстало необыкновенное зрелище… Небо-море, сверкающее тысячами солнечных бликов, сливалось в единое целое с небом на горизонте. По всей ширине его рассекал песчаный остров, ныне носящий название Ярки, длиной до 17 километров и шириной от 60 до 100 метров, напоминающий собой на фоне безбрежного водного простора гигантскую стрелу.

С морской стороны на его пляжи во множестве набегали короткие и холодные зелено-голубые волны, а с другой спокойно плавали и ныряли тысячи гусей и уток, плескалась жирная, изнеженная тёплой водой, ленивая рыба.

Лама, Байкальский сор или в переводе с языка эвенков Большое Болото — это ещё одно древнее имя северного Байкала.

В то время эта местность напоминала корни огромного дерева, так как представляла собой хаотичное сплетение нескольких десятков проток, словно опутывающих множество больших и малых островов, многие из которых, после многократного поднятия и опускания уровня воды на Иркутской ГЭС, буквально вырвало и унесло в морскую акваторию, засорив чистейшие галечные и песчаные пляжи чёрным илом, где затем проросла жёсткая трава.

Император с опаской ступил на необычный берег гигантского нерукотворного моста-переправы. Его поразило огромное количество мягкого, мелкого и теплого песка. Здесь не было назойливого таежного гнуса и застоявшейся летней духоты. Огромное заходящее солнце окрашивало в оранжевые тона вечерние облака, уже заснеженные горные вершины и бескрайний морской простор. Все располагало к приятной задумчивости и спокойному и длительному отдыху, сидя под символическим «одиноким деревом», с обломанными ветвями и вершиной, загнутой ветрами в юго-западную сторону нашего континента.

Очнувшись от этих воспоминаний, Каган снова взглянул на раскинувшуюся по белоснежной кошме разноцветную карту ЯШМУ.

Он с наслаждением любовался прекрасными ассоциативными образами и символами, которые позднее найдут своё отображение в рукописном сказании «Алтан Товч», что означает «Золотая Пуговица».

И пирамидальной символической «горной вершиной» с именем Бурхан Халдун – Лысый Бог, контур которой, огибая священное море, очерчивала самая северная граница империи.

Смерть для кочевников означала «возвращение в гору».

Во время движения траурной процессии Чингис Хаана сунитский богатырь произнёс следующие причитания:

«Ставшая яшмой — твоя держава принизится, ставшая высокой — твоя страна понизится, ставшее горой — твоё государство принизится».

Подобное понижение границы с севера на юг могло быть возможным только в одном случае – на эти места накладывался Йэхэ Хориг – Великий Запрет и они объявлялись недоступными для проживания и посещения!

Данная территория выпадала из экономического оборота страны, так как на ней нельзя было строить жильё, пасти скот, охотиться, и по этой причине она уже не могла приносить какой-либо материальной выгоды.

И гигантским клинком кривой монгольской сабли, по своей форме удивительно сочетающейся с рисунком на шелке великой стоящей реки Бай-Гол.

В сказании сабля названа ТЭМУР — твердым железом или сталью, предназначенной для ковки боевых клинков. Особенно прекрасна данная ассоциация в то время, когда мы имеем возможность с высокого берега любоваться огромным пространством безупречно гладкого синего льда, сверкающего на солнце или видеть стальное сияние сразу всей акватории сквозь иллюминатор самолёта, зависшего над безбрежными водными просторами, словно назойливая муха.

И белоснежным лебедем, кликающим из голубой бездны небес во время перелёта — ХУННУ, ХУННУ!

Данная ассоциация родилась, когда сначала хунны, именовавшие себя ЛЮДИ ЛЕБЕДИ и проживавшие по берегам священного озера, а в более поздний период времени и монголы, увидели с гор белый от пористого подтаявшего снега Байкал, как раз в то время, когда снеговой покров уже сошёл со всего побережья.

И «корнями огромного дерева», сотканными из сотен водных проток, омывающих берега Северной Венеции, у основания которой отдыхал Великий Хан после переправы и приказал заметить это место для своего последнего упокоения!

И самим стволом потрепанного ветрами колосса.

Среднеазиатский летописец Рашид ад Дин, служивший у монголов, приводит в своих хрониках следующие слова Повелителя: “Место погребения нашего уруга будет здесь, под одиноким деревом!”

Ученый мир планеты, будучи знаком с данным высказыванием монгольского вождя, безуспешно ищет настоящее, реальное дерево, не осознавая того, что даже самое гигантское растение планеты не способно существовать вечно. Великий же вождь монголов выбрал себе такую ассоциацию, которая не подвластна времени и недоступна тем, кто так и не понял образного иносказательного языка кочевников.

И изображением местности Йэхе Отог — Великий Шалаш, а точнее Балаган, (ещё одно значение Великий Род) родовым сакральным укрытием, форма строения которого идентична контуру северной оконечности озера Тенгиз.

И громадным профилем ДУХА – ОНГОНА, смотрящего на запад, суровое изображение которого просматривается на карте в изгибах береговой линии западной части озера.

И ещё тогда несокрушимой, перекинувшейся с одного берега на другой, золотистой песчаной переправой, рассекающей по всей ширине северную часть священного моря – неба.

На своём смертном одре Чингисхан несколько раз укажет сыновьям этот уникальный природный географический ориентир: «В широком море идите к переправе, в высоких горах направляйтесь к проходу». Под проходом имелся в виду распадок между двух пирамидальных гор, образующих собой символические ВРАТА в Царство мёртвых.

И «крошечным болотцем» у мыса реки Мона, где впоследствии застрянет траурная повозка с телом Императора и которую не смогут вытащить из грязи все кони империи, то есть «аргамаки всех пяти цветных народов».

В виде такой хитроумной аллегории в Золотом Сказании зашифровано огромное болото Байкальского сора, так как запрячь в повозку несколько миллионов этих животных в небольшом болотце просто невозможно.

Здесь же мы снова узнаём о главном ОНГОНЕ Байкала, горе Муна, ныне Покойник, высотой 2654 метра, имеющей правильный профиль горбоносого человеческого лица.

И девственно чистой хрустальной дорогой в Царство Мёртвых, на которой после таяния не остается никаких следов, кроме бушующих волн, а бездонная глубина озера грозит погибелью любому путнику. Именно по ней, сравнимой лишь с космическим Млечным путем, и «по высоким холмам» должны будут понести ЕГО нетленное тело сыновья и жены, рабы и богатуры – «плача и рыдая».

И гигантской ледяной ладьёй, которая уже скоро как тысячу лет несёт вождя в вечность.

Данный образ Байкала был использован с целью как-то принизить величие египтян, укрывавших внутри своих храмов погребальные парусники.

И парящим высоко в небесах зорким ястребом с загнутыми вверх кончиками крыльев, с «головой» на месте Чивыркуйского залива и «хвостом» Малого моря, укрытого островом Ольхон.

Эмблемой на главном знамени Империи, поднятом в Каракоруме в честь вновь рождённого в 1206 году Монгольского государства, являлся парящий ястреб синего цвета, символизирующий изображение на топографической карте перевернутое Вечное Синее Небо Море Тэнгис.

Со временем рисунок этой птицы в целях его упрощения трансформировался в Луну, что и объясняет её горизонтальное положение на гербах таких республик, как Монголия и Бурятия.

Одновременно гигантская, заполненная водой трещина на теле планеты представлена в виде РТА Главного Онгона сакрального озера, произнёсшего во время коронации устами единственного претендента на царский трон следующие слова: «Назначаю повелителем над вами Тэмуджина! И именоваться ему отныне Чингис Хаан!»

И контуром коршуна с распущенным хвостом и нависшими над терзаемой жертвой растопыренными гигантскими крыльями.

И крошечным жаворонком, зависшим в знойный полдень над притихшей и разморенной от жаркого солнца степью.

Оба образа можно увидеть, если повернуть карту с изображением Байкала так, чтобы Чивыркуйский залив оказался сверху, тогда проявятся изображения орла, клюющего добычу и степной птички с опущенными вниз кончиками крылышек.

Только в 2013 году я сумел понять и определить ещё одно значение символа «жаворонок». Откройте карту северной части Байкала и на восточном берегу найдите небольшое горное озеро под названием Фролиха, что расположено в предгорьях Баргузинского хребта…

Вы сами легко сможете убедиться в моей правоте. Теперь становится понятным, почему Тэмуджин называл Байкал ОТЦОМ, а себя его СЫНОМ.

Но самое поразительное, что на фоне общего щебетания настоящей степной птички явственно прослушивается ТИТУЛ монгольского вождя, который она словно бы прославляет: “ЧИНГИС!”, “ЧИНГИС!”, “ЧИНГИС!”

Когда тело Тэмуджина везли к месту погребения, то близкие ему родственники и сподвижники произносили следующие причитания:

“Обернувшись крылом парящего ястреба, неужели ты отлетел, государь мой? Обернувшись крылом терзающего добычу коршуна, неужели ты отлетел, государь мой? Обернувшись крылом щебечущей птички, неужели ты отлетел, государь мой?”

В этих строках называется не просто сам Байкал, а настойчиво указывается на одну из двух его оконечностей, в данном случае самое удалённое северное крыло.

И громадным боевым щитом монгольского воина, о котором в сказании говорится: «Словно щитом защищена жизнь моя, подобная жизни великого озера».

Данный образ проявится, если на это оружие посмотреть сбоку.И изящно изогнутым тугим луком, нацелившим свою гигантскую символическую стрелу прямо в сторону восходящего солнца.

И стремительной ласточкой, которую вождь монголов сравнивает со своей жизнью. И сорокой белобокой, преградившей своим тельцем путь стреле пущенной младшим братом кагана Хасаром в сову, сидящую на ветвях «одинокого дерева» и громко кричащую в дневное время. Данное явление Чингис Хаан посчитал дурным знаком и приказал убить её, но неожиданно взлетевшая с земли сорока невольно помешала этому, хотя сама и погибла.

Хан страшно разгневался, приказал посадить брата в каменный колодец и заковать в цепи, но затем быстро успокоился и простил. Бухта Аяя (Луна) и есть та самая символическая яма в изображении береговой линии восточного берега. Это ещё одна метка на карте озера, в районе которой первоначально планировалось похоронить Хасара, но позднее, когда монголы увидели такие образы, как стрела, сова и сорока, то передумали и выбрали для строительства его пирамиды гору Йэхэ Улла – Великая Гора, ныне носящая имя Икон, что возвышается над посёлком Нижнеангарск.

Оставшаяся в живых сова и по сей день «сидит» на ветвях «одинокого дерева», то есть на западных склонах Баргузинского хребта и в ясную погоду её изображение хорошо видно из любой точки поселения, как раз напротив символической стрелы – острова Ярки. Каменные россыпи на горе не зарастают лесом веками и очень похожи на ободки из перьев, венчающие глаза настоящей совы. А мертвая сорока «валяется» чуть правее, распластав по горному распадку перья левого крыла, пробитого стрелой, изменившей после этого направление своего полёта, так как остров мягко поворачивает в правую сторону.

Не побывав непосредственно в том месте, где расположены глаза «совы» и ободки вокруг них, а так же на склоне горы возле «перьев сороки», нельзя уверенно утверждать о том, что эти изображения были полностью оформлены человеческими руками или их сотворила только природа. Скорее всего, люди подправили некоторые детали этих рисунков и сделали их более выразительными. Особенно интересен правый глаз «совы» в форме абсолютно правильного круга, с узким кошачьим зрачком в самой его середине. В любом случае, эти объекты теперь являются туристическими брендами Северобайкальского района, ничем не уступающими геоглифам, расположенным в Перу на плато Наска.

Смерть Хасара, ушедшего из жизни на один год раньше Тэмуджина, довольно загадочна. Не исключено, что однажды он попытался посягнуть на титул своего старшего брата, но «промахнулся» или кто-то помешал ему в этом, заслонив императора своим телом. Известен случай его отречения и ухода из ставки Великого Хана, а потом возвращения обратно с повинной головой.

И острыми рогами огромного буйвола, символической головой которого на карте является все тот же Чивыркуйский залив.

Внук Чингисхана по имени Ариг Буха — Чистая вода Рога Быка после смерти отца Мэнке должен был занять трон Великого Хана Монголии в столице Каракорум, но его старший брат Хубилай грубо нарушил обычай предков, самовольно объявив себя правителем империи со столицей в Пекине!

Началась кровопролитная гражданская война, в ходе которой Хубилай, умело использовавший мощный экономический потенциал Поднебесной, одержал победу. К своему титулу Сычен Луноликий Мудрец он добавил звание Властелин Ариг Бухи, то есть Повелитель Рогов Байкала.

Кабул Ай не стал казнить брата, так как чувствовал и свою вину в нарушении вековых традиций. По бытующей в народе легенде они погребены вместе, якобы «на территории Монголии», но их двуглавый курган в долине реки Верхняя Ангара потрясает своей мощью, превышая величием все без исключения подобные сооружения Царского некрополя Чингизидов.

Погребение Хубилая безуспешно пытаются найти и на Дальнем Востоке России, приписывая ему холм, очень похожий на Гору Ёрд, и носящий ныне название Партизанская сопка.

Истинными же владельцами этого кургана, скорее всего, является династия распорядителя имперской Канцелярии Илюй Чуцая, его сына Чуу Мэргэна и внука Мэргэна Гэгэна. Бедного же Ариг Бугу вообще все позабыли и никто его не ищет!

И молодым месяцем таинственного спутника нашей планеты, являющегося как бы зеркальным отражением Байкала в безбрежных просторах Вселенной.

Название ежегодного бурятского Новогоднего праздника Белого Месяца «Саган-Гаал» дословно переводится как «белый, не обжигающий руки огонь», он так же тесно связан с почитанием великого озера и символизирует его отражение в ночных небесах в виде Луны.

И бегущим по глубокому снегу ВОЛКОМ, заметающим свои следы поджатым хвостом.

И пятнистой, скользкой и жирной рыбой НАЛИМ, лежащей на илистом дне и лениво поджидающей свою добычу.

Налим и Пятнистый Волк являются тотемными знаками борджигинов, у которых на коже просматриваются синие пятна, очень похожие на родимые. Ими одарил потомков их предок по мужской линии, за что и получил своё звание Буртэ Чинос, а его племя наименование кеке — «синих монголов».

В настоящее время в СМИ и в соцсетях активно муссируется теория о том, что наибольшее количество носителей генов Чингис Хаана сейчас проживает в Казахстане. Я не буду утверждать, что это не так, тем более, если последние покажут на своём теле синие пятна, но в любом случае основателем их рода является Пятнистый Волк, а не Жаворонок Чингис!

Наконец душа вождя могла успокоиться и расслабиться… Святость и величие, неповторимость по красоте и чистоте, труднодоступность и подконтрольность выбранного им места последнего упокоения являлись несомненными. Для его последующего описания хану пришлось на всю мощь включить своё образное мышление, применить всю восточную фантазию и мудрость, великолепие и коварство ассоциативного восприятия окружающего мира, изворотливость и хитрость смертельно раненого зверя.

Он торжествовал! Теперь ему не нужно было строить стометровые каменные пирамиды и насыпать бесполезные гигантские земляные курганы.

Об этом месте для его некрополя заранее позаботилась матушка природа, одарившая его «саркофагом из горного хрусталя, длиной шестьсот и шириной от восьмидесяти до сорока километров».

Контур северо-западного побережья озера имеет ассоциативную форму лысой человеческой головы с горбоносым лицом, смотрящим на запад, а сам Байкал напоминает завернутого в саван мертвеца с ногами на юге.

И гигантской «пирамидой» высотой в тысячу миль, по сравнению с которой все без исключения сооружения египетских фараонов выглядели бы жалкими карликами.

Ассоциация с пирамидой или горой связана с изображением на карте северной границы Империи. Великий хан завещал похоронить его на горе Бурхан Халдун. Многолетние поиски учеными монголоведами и археологами всего мира одной из тысяч обычных горных вершин Центральной Азии, также не увенчались успехом. Истолковывая данный текст буквально, они шли и продолжают идти по ложному следу, тогда как данная возвышенность может быть зашифрована только в виде величественного символа, при этом её название не играет никакой роли. Согласно древнему обычаю, скотоводы имели право переносить прежние имена гор, рек и долин на новые места своих кочёвок.

И горбоносым ликом главного Духа Байкала горой Муна, (Покойник), от которой берёт своё начало Бай Гол — Стоящая Река, гигантским, лежащим навзничь северным Сфинксом, рядом с которым его египетский «сотоварищ» представляется невзрачным и крошечным камешком.

И самой чистой и прозрачной в мире тропой в царство вечности, пройти которую и за 10 дней не смогут даже самые сильные кони.

Ведь совсем не случайно умирающий хан ответил своим сыновьям на их вопрос: «Отец, где будет покоиться твой дух?» словами: «Не тревожьтесь, что далеко, пойдете – доберетесь!»

Расстояние от тогдашней монгольской столицы города Каракорум до северной оконечности Байкала составляло около одной тысячи километров и близким этот путь никак не назовёшь.

Самой же прекрасной и таинственной ассоциацией, имеющей право именоваться КЛЮЧОМ к разгадке секретного шифра хранителей Великой тайны монголов, является очередной ответ умирающего повелителя сыновьям, которые вновь пожелали узнать о месте последнего пристанища отца: «На камне яшма – нет кожи! На твердом железе – нет коры!»

Можно легко догадаться о том, что означают слова «нет коры» и «нет кожи» — это все на виду и всё открыто. Для того же, чтобы полностью оценить и понять данную ассоциацию, читателю необходимо самому увидеть отшлифованную сторону полудрагоценного камня ЯШМА с бордовыми и розоватыми тонами.

По своей фактуре рисунок на нем во многих случаях напоминает карту местности или поверхность нашей планеты взглядом из космоса. Главная печать империи Алая Тамга была изготовлена именно из этого минерала.

Итак, открываем карту, естественно не Бангладеш, а как минимум Республики Бурятия. Нам осталось найти и увидеть на ней твердое железо, то есть СТАЛЬ! Даже человеку, у которого полностью отсутствует фантазия и образное видение окружающего мира, не придется долго напрягаться, чтобы в изображении на карте очертаний Великого озера не заметить его поразительное сходство с формой боевого клинка кочевников — кривой монгольской саблей. Переводим ответ Чингис Хаана с языка ассоциаций на язык современных людей: «На карте местности – всё открыто!», «На блистающем пути по твердому, словно булатная сталь боевого клинка, льду – нет преград!»

Великий хан заранее просчитал и вполне достаточную удаленность Запретного места от южного ареала постоянного обитания скотоводов-кочевников, и слабую населенность северной части своей страны, и природную изолированность этого своеобразного каменного мешка, пробитого только в конце семидесятых годов двадцатого столетия тоннельщиками Байкало-Амурской магистрали.

Путешествие по кромке берегов самого озера практически невозможно из-за крутых и обрывистых прибрежных скал, называемых прижимами, отроги которых опускаются прямо в воду.

Летописец выбрал название своей рукописи в связи с формой Баргузинского Хребта, изображение которого на карте местности схоже с единственной петелькой мужского национального халата – Золотой Пуговицей или Царской Застёжкой.

В самый последний раз монголы использовали язык ассоциаций в то время, когда зашифровали место погребения своего вождя возле горы, имеющей внешний вид и форму горба верблюдицы из рода драмадеров и небольшого озера, символизирующего собой «лужицу крови» только что зарезанного верблюжонка, с курганом искусственного происхождения на его берегу!

Я не могу судить обо всех чувствах и реакции читателя на приведённые выше образы и символы, которые средневековые кочевники использовали в своём сказании, но лично у меня родилась такая поэма:

Когда степной горячий ветер
Развеял вековой туман,
Ассоциации Байкала
Ты подарил нам, Чингис Хаан:

Орёл, парящий в синем небе;,
Брат его Месяц молодой;
Кривой Клинок блестящей стали;
Свирепый Бык, летящий в бой

На дне реки Налим уснувший
Тугой, стрелу пустивший Лук;
С хвостом поджатым, Волк бегущий;
Щит кожаный, монгола друг.

Терзающий добычу Ястреб;
Потрёпанный ветрами Ствол;
Пылающий над континентом Факел;
Стоящая Река – Бай Гол.

Зависшая над степью Птичка,
Кричащая ЧИНГИС! ЧИНГИС!
И Перевёрнутое небо
Потусторонний мир ТЭНГИС.

Ладья, парящая в безбрежность;
Шалаш, укрывший всю семью;
Бурхан Халдун, глядящий в вечность,
Побривший голову свою.

Уста Земли, планеты нашей;
Граница, ставшая горой;
Перст, указующий на север;
Ласточка, мчащая стрелой.

Зеркальная зимой дорога,
Из Хрусталя прозрачный путь;
Прекрасный белоснежный Лебедь,
Способный — в ВЕЧНОСТЬ заглянуть.

Печать страны из камня Яшма
Как сгусток крови в кулачке;
Нютаг Тоонто – матерь хана,
Курганчик на Онон реке.

Тэмуджин родился на берегу реки Онон, так же на территории современной России, со сгустком крови, зажатом в кулачке.